"Край света. Восток": "Дылда"

"Край света. Восток": "Дылда"

- Пашка, покажи собачку! Гав-гав. Ну, что ты,

Пашка, собачку что ли на видел?

- Откуда он мог их видеть? Сожрали всех давно...

("Дылда")

Дылда - высокий нескладный человек. Это слово восходит к древнерусскому "дыль", что означает бревно. Словарь Ефремовой дает еще одно определение: "молодой человек, сильно отличающийся от своих сверстников".

Вот и "Дылда" 27-летнего Кантемира Балагова, ученика Александра Сокурова, что тот представил зрителю во второй день фестиваля "Край света. Восток" такая же кардинально  отличающаяся от других фильмов. В какую сторону? Сложно сказать... На этот вопрос, наверное, нельзя дать однозначного ответа.

"Дылда" - это полифоничный фильм, порождающий столкновение чувств. За два часа просмотра зритель испытает все: от ненависти до любви к героям, от абсолютного понимания их поступков до полного совпадения взглядов, от желания наказать до желания обнять и пожалеть, от улыбки до отвращения.

Фильм рассказывает историю, произошедшую в Петербурге в первую послевоенную осень. Молодая очень высокая девушка с редким именем Ия - комиссованная зенитчица, ныне работающая санитаркой в военном госпитале. Она страдает от малых эпилептических приступов, что достались ей в память о жестокой войне. Ия воспитывает рожденного на фронте сына Пашку. Голод, болезни, разруха, холод и даже смерть для девушки являются составляющими повседневной рутины. Приезд боевой подруги Маши многое меняет. Маша готова любой ценой получить от Ии то, что ей когда-то принадлежало.

"Дылда" - это не просто история двух фронтовых подруг, это двухчасовое изучение персонажей, это психиатрический анализ двух искалеченных душ. Война на фронте закончилась, но по всей стране продолжилась "мирная война" за выживание, война переросла в попытку заново, по кирпичикам,  собрать не только разрушенные города, но и руины собственных душ.

Фильм полон картин трагических случайностей. Автор показывает, что война опустошила души людей, и теперь даже смерть ребенка воспринимается как случайность. О ней не плачут, даже не говорят, а просто идут по дороге выживания дальше, молча залатывая еще одну рану на сердце.

В "Дылде" присутствует ярко выраженная цветовая драматургия. На первый план выходят два цвета - насыщенно зеленый и кроваво красный. Они - столкновение спокойствия и агрессии, травы и огня. Зеленый - цвет мира тихой, будто запуганной, несколько несуразной Ии. Это цвет человека твердо решившего забыть прошлое и жить мирной жизнью. Кроваво красный - цвет мира Маши, недавно вернувшейся с фронта. Это цвет крови и боли, цвет ярости и постоянного движения. Интересно смотреть, как постепенно в гардеробе Маши появляются зеленые вещи. Ведь на самом деле эта видавшая виды женщина хочет семьи и детей. Стоит только вспомнить сцену покраски стены в зеленый цвет Машей и ее внезапно взявшимся ухажером или ее желание нарядиться именно в платье зеленого цвета для знакомства с его родителями.

Фильм полон пауз. Ия то и дело замирает, и вообще всегда говорит тихо и медленно. Кажется, автор дает зрителю время для осмысления увиденного.

Есть в фильме и сторона, которая заставила часть зрителей выйти из зала и бросать обвинительные реплики во время обсуждения фильма в шатре. Некоторые увидели в фильме легкую пропаганду однополой любви, имея в виду, что женщины живут в одной комнате в коммуналке, да еще на экране возникает сцена поцелуя подруг. На мой взгляд, совместное проживание подруг - это норма послевоенного (да и не только) времени. Им легче было выживать вместе. А в показанном поцелуе не было ни любви, ни страсти, а некое отчаяние и полный пессимизм от понимания полного одиночества каждой. Даже так называемые "постельные сцены" между мужчиной и женщиной, которых автор не скрывает не имеют ничего общего с любовью. Они - способ получения ребенка - единственной цели, оставшейся после войны у Маши. Вновь отчаяние, слезы, непроглядный декаданс.

Все герои фильма малоизвестны, а Игорь Широков, сыгравший роль ухажера Маши Александра, - вообще не профессиональный актер, а ученик ювелира в последнее время работавший в книжном магазине и понравившийся режиссеру внешне. Лица их не приелись, их не сравниваешь с другими ролями, а смотришь на экран и сопереживаешь, веря в происходящее.

"Дылда" - это изображение жизни без прикрас, это картинка того Петербурга, что спрятан от глаз за парадными фасадами, это боль человеческая, боль материнская.

Как сказал один из зрителей на обсуждении, если попытаться сказать об этом фильме все, что думаешь, можно открыть рот сегодня, а закрыть послезавтра. Это фильм, который нужно смотреть.

На фото Игорь Широков, исполнитель роли Александра" в шатре Q&A на обсуждении фильма после показа.

Автор: Катерина Раченко, 26 августа 2019, в 00:56 +6
Комментарии
Уважаемый гость, чтобы оставлять комментарии, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите
Край света. Восток: "Бог есть, ее имя Петруния"
Край света. Восток: "Бог есть, ее имя Петруния"
Контуженный мир
Контуженный мир